Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Реабилитация Корейцев Кто Попадает До Какого Года Рождения

Модератор раздела Только учусь Сообщений: Регистрация: Рейтинг: Lisonyka написал: [q]. Начинающий Сообщений: 38 Регистрация: Рейтинг: Если имеете справку о реабилитации деда или бабки. Все будет зависеть от даты освобождения родителей от спецпоселения.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Интернет-база: жертвы политического террора в СССР

Публикуемые списки несколько расширены по сравнению с диском, включавшим более 2 имен — добавлены биографические справки из Книги памяти Сахалинской области, а также 3-го тома Книги памяти Автономной Республики Крым, подготовительных материалов к очередным томам Книги памяти Краснодарского края, 3-го тома Книги памяти Республики Северная Осетия-Алания, 5-го тома Книги памяти Красноярского края, 2-го тома Книги памяти Новосибирской области, 5-го тома Книги памяти Свердловской области.

Общее число добавленных имен — около 30 тысяч. Четвертое издание базы данных "Жертвы политического террора в СССР" было осуществлено в год летия Большого террора — кампании самых жестоких и массовых убийств в отечественной истории. Тогда в течение двух лет — по политическим обвинениям было арестовано более 1 миллиона тысяч человек и не менее тысяч из них были расстреляны — в среднем государство ежедневно убивало тысячу своих граждан.

Но Большой террор — это лишь одна, хоть и наиболее кровавая террористическая кампания советской власти. В несколько меньших масштабах, с меньшей жестокостью подобные преступления совершались на протяжении всех семидесяти лет — с самого октябрьского переворота, летие которого падает на те самые дни, когда выходит в свет наш диск. Казалось бы после избавления от коммунистического режима у наших народов нет более важной задачи, чем разобраться в причинах и осознать масштабы постигшей нас катастрофы — не чумы, не морового поветрия, а гуманитарного бедствия, сотворенного собственными руками.

Необходимым условием выполнения этой задачи является восстановление в полном объеме памяти о терроре, подробности которого десятилетиями скрывались и замалчивались. И, в частности, — увековечение памяти жертв. Такая работа действительно ведется в течение уже почти двух десятилетий. Результаты, однако, не слишком утешительны. Вместо памятников жертвам политических репрессий, которые предполагалось воздвигнуть, в большинстве случаев по-прежнему стоят закладные камни, установленные еще на рубеже —х годов.

Не создан в России общенациональный Музей политических репрессий. А в экспозициях региональных историко-краеведческих музеев теме репрессий если и уделено какое-то место, то, как правило, самое незначительное.

На мемориальных досках, установленных в честь тех наших выдающихся сограждан, которые были расстреляны или погибли в лагерях, отсутствуют любые упоминания об их трагической смерти. Выявлена и отмечена памятными знаками лишь малая часть мест массовых захоронений казненных. А тысячи кладбищ возле когдатошних лагерей и трудпоселков утрачены безвозвратно: они превратились в пустыри, распаханы, заросли лесом, на их месте выстроены новые жилые массивы или промышленные комплексы.

До сих пор миллионы людей не знают, где зарыты их родители, деды и прадеды. В разных регионах бывшего Советского Союза готовят и издают Книги памяти жертв политических репрессий. Основное содержание этих книг — краткие биографические справки о расстрелянных, отправленных в лагеря, насильственно депортированных в трудпоселки, мобилизованных в трудармии. Эти справки нужны сотням тысячам людей и в нашей стране, и в других странах мира, где живут наши соотечественники, для того, чтоб найти хоть какие-то сведения о судьбах родственников.

Они нужны историкам, краеведам, учителям, журналистам. Но даже если биография человека включена в какую-то из Книг памяти, об этом очень трудно узнать: такие книги издаются обычно маленьким тиражом от до экземпляров и в продажу почти не поступают.

Даже в главных библиотеках России нет полного комплекта изданных мартирологов. Для того чтобы сохранить память о жертвах и помочь людям восстановить историю их семей, Общество "Мемориал" в г. Результаты этой работы, дополненные информацией из ряда других источников, и составляют основное содержание настоящего ресурса.

Чтобы было понятно, чьи имена могут встретиться в этих списках, напомним об основных, наиболее массовых категориях жертв политических репрессий в СССР. По различным предварительным оценкам, за период с по г. На нашем диске данная категория репрессированных представлена наиболее широко — их здесь около полутора миллионов.

Чаще всего в Книги памяти, а значит, и в нашу базу данных включались сведения о людях, пострадавших в период — гг.

Это объясняется не только тем, что в данный период осуществлялись наиболее массовые репрессивные операции, но и тем, что процесс реабилитации, начатый в хрущевскую эпоху и возобновившийся во время перестройки, в первую очередь коснулся жертв именно сталинского террора, и прежде всего — жертв террора гг. Менее полно в базе данных отражены жертвы репрессий более раннего, до г.

Самые же ранние репрессии советской власти, относящиеся к — гг. Да и вряд ли вообще могут быть сделаны корректные оценки статистики "красного террора": в этот период нередко имели место массовые бессудные расправы с "классовыми врагами", что, естественно, никак не фиксировалось в документах. Цифры, называемые в литературе, колеблются от 50— тысяч до более миллиона человек. Политзаключенные, получившие свои сроки после смерти Сталина и окончания массового террора, если и представлены в некоторых Книгах памяти, то лишь фрагментарно.

К сожалению, по техническим причинам нам удалось подготовить к настоящему изданию лишь около половины собранных НИПЦ "Мемориал" Москва сведений о политических репрессиях — гг. Другая массовая категория репрессированных по политическим мотивам — крестьяне, административно высланные с места жительства в ходе кампании "уничтожения кулачества как класса".

Всего за — гг. Меньшая часть из них были арестованы и приговорены к расстрелу или к заключению в лагерь. Остальных лишили имущества и расселили в пределах своих же областей. Кроме того, множество крестьян бежали из деревень в большие города и на индустриальные стройки, спасаясь от репрессий, коллективизации и массового голода, ставшего последствием сталинской аграрной политики и унесшего, по разным оценкам, жизни от 6 до 9 миллионов человек.

Третья массовая категория жертв политических репрессий — народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. Наиболее масштабными эти административные депортации были во время войны, в — гг. Одних выселяли превентивно, как потенциальных пособников врага корейцы, немцы, греки, венгры, итальянцы, румыны , других обвиняли в сотрудничестве с немцами во время оккупации крымские татары, калмыки, народы Кавказа.

Общее число высланных и мобилизованных в "трудовую армию" составило до 2,5 миллиона человек см. На сегодняшний день почти нет Книг памяти, посвященных депортированным национальным группам. В качестве редких примеров можно назвать Книгу памяти калмыцкого народа, составленную не только по документам, но и по устным опросам, и Книгу памяти, выпущенную в Кабардино-Балкарской Республике.

Кроме этих крупных консолидированных потоков в разное время имели место многочисленные политически мотивированные депортации отдельных национальных и социальных групп, в основном из пограничных регионов, крупных городов и "режимных местностей". Представители этих групп, общее число которых установить крайне сложно по предварительной оценке с начала х по начало х годов — более тысяч человек , довольно редко попадают в Книги памяти.

То же можно сказать о приблизительно тысячах депортированных в — гг. В нашем издании около тысяч имен этих людей — в основном эти имена выявлены в результате работы Польской программы Общества "Мемориал". Если же говорить о послевоенных депортациях с этих территорий, то, к сожалению, в публикуемых списках имен этих людей совсем мало. Общее число лиц, подвергшихся репрессиям не в судебном или квазисудебном , а в административном порядке, составляет 6,5—7 миллионов человек.

В публикуемые списки включены справки приблизительно на миллион из них — в основном на "спецпоселенцев" из числа раскулаченных крестьян и представителей народов, подвергшихся тотальной депортации. Конечно, это небольшая часть от общего числа тех, кто прошел через ад трудпоселков, спецпоселений, трудармий, высылок — всего того, что скромно именуется "административными репрессиями".

Говоря об иных категориях населения, подвергшихся политическим преследованиям и дискриминации, нельзя забывать и о сотнях тысяч людей, лишенных гражданских прав за "неправильные" профессию или социальное происхождение лишь в Новгородской области в Книгу памяти включена такая категория репрессированных, как "лишенцы" , и о бессудно расстрелянных при подавлении крестьянских восстаний в е, о расстрелянных без приговоров в тюрьмах в м, и о расстрелянных на фронте в годы войны по приговорам Особых отделов, о репатриантах в основном бывших "остарбайтерах" и военнопленных , принудительно работавших в фильтрационных лагерях, и о многих, многих других.

Все они лишь в самой малой степени представлены в списках. Сравнивая 2,6 миллиона справок, собранных нами сегодня, с осторожными и умеренными общими статистическими оценками, мы приходим к печальному выводу: по самым оптимистическим расчетам получается, что нам удалось объединить имена примерно 20 процентов от общего числа жертв государственного террора в СССР. Говоря об общем числе жертв, мы исходим из трактовки этого термина, вытекающей из Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" от Так выглядит итог многолетней работы по собиранию имен, результат работы многих людей во многих регионах.

Таков разрыв между статистикой террора и персональной памятью о его жертвах. А ведь кроме бесспорных жертв политического террора, чьи имена уже оказались или, несомненно, рано или поздно окажутся на страницах Книг памяти, были еще миллионы людей, осужденных за разные незначительные "уголовные" преступления и дисциплинарные проступки.

Традиционно их не считают жертвами политических репрессий, хотя многие репрессивные кампании, которые проводились силами милиции, имели явно политическую подоплеку. Судили за нарушение паспортного режима, за бродяжничество, за "самовольный уход" с места работы перемену места работы ; за опоздание, прогул или самовольную отлучку с работы; за нарушение дисциплины и самовольный уход учащихся из фабричных и железнодорожных училищ; за "дезертирство" с военных предприятий; за уклонение от мобилизации для работы на производстве, на строительстве или в сельском хозяйстве, и т.

Наказания при этом, как правило, были не слишком тяжелыми — зачастую осужденных даже не лишали свободы. Трудно подсчитать число людей, которых постигли эти "мягкие" наказания: только с по г.

Очевидно, что главная цель всех этих карательных мер — не наказать конкретное преступление, а распространить систему принудительного труда и жесткого дисциплинарного контроля далеко за границы лагерей и спецпоселений в терминологии самой власти это и значило "установить твердый государственный порядок". Из сказанного ясно, что в деле восстановления памяти о людях, о каждом в отдельности, мы все еще в начале пути.

Главная работа по-прежнему впереди. В публикуемые списки включены сведения почти из всех вышедших на русском языке Книг памяти, а также большой объем сведений, не опубликованных до сих пор. Тем не менее представленные данные настолько неполны, что уместно говорить даже не о неполноте, а о фрагментарности. Причин тому несколько. Данные, полученные нами из Казахстана, содержат в общей сложности около тысяч имен, из Белоруссии — примерно 80 тысяч.

Это весьма заметная часть от общего числа репрессированных в судебном или квазисудебном порядке в этих республиках. Украина представлена очень фрагментарно: нам удалось получить оттуда всего около 40 тысяч справок в основном из Одесской области и в очень небольшой степени из Харькова и Мариуполя — цифра, конечно, совершенно несопоставимая с общим масштабом репрессий на территории Украины.

Фрагментарны и сведения по еще двум республикам: Киргизия — около 12 тысяч справок, Узбекистан — около 8 тысяч. К сожалению, в обоих случаях справки эти не слишком информативны.

Данные по остальным бывшим союзным республикам не представлены вовсе. Мы не имели возможности включить в единую базу данных целый ряд Книг памяти, изданных за пределами России. В частности в Литве, Латвии, Эстонии, на Украине, в Молдове тщательно подготовленные издания, содержащие перечни имен репрессированных в общей сложности несколько сотен тысяч выпускаются на государственных языках этих стран, что вполне естественно.

Однако, к сожалению, русское написание имен не приводится, несмотря даже на то, что имена и биографические данные, как правило, взяты из делопроизводства репрессивных ведомств, которое велось преимущественно на русском языке. Включение же в общую базу неизбежно неточного обратного перевода имени и фамилии, не совпадающего с тем, что зафиксировано в официальных документах, сводит поисковую ценность этих справок к нулю.

К сожалению, в деле увековечения памяти жертв репрессий отсутствует какая бы то ни было межгосударственная координация.

При этом мы знаем, что в странах Балтии, на Украине, в Казахстане существуют серьезные государственные программы по сохранению памяти о жертвах политического террора, и в некоторых из них Латвия, Литва, Эстония составление перечней имен жертв террора уже завершено или близится к завершению.

С другой стороны, нам ничего не известно о какой-либо работе по восстановлению имен репрессированных в Грузии, Армении, Азербайджане, Таджикистане и Туркмении. Полагаем, что до тех пор, пока во всех странах, некогда входивших в Советский Союз, не будет разработана на межгосударственном уровне совместная международная программа исследований истории политического террора и увековечения памяти жертв, невозможно будет говорить и о составлении сколько-нибудь полного поименного перечня.

Во-вторых , и в России, и в некоторых других странах бывшего Советского Союза создание Книг памяти тесно связано с процессом юридической реабилитации пострадавших от политических репрессий. А в этом процессе возникали и возникают свои трудности. Огромный объем работы подталкивал сотрудников различных отделов реабилитации к тому, чтобы заниматься вначале "несомненными" случаями, подлежащими реабилитации по формальным признакам, независимо от содержательной стороны обвинения, то есть реабилитацией лиц, осужденных по ст.

Все остальные случаи нередко откладывались в сторону, становясь делами "второй очереди", если, конечно, не было проявлено какой-то инициативы со стороны заинтересованных лиц. Делами "второй очереди" становились также те, где фигурировали обвинения по нескольким статьям Уголовного кодекса — по й в сочетании с другими, например, служебно-должностными, воинскими и т. К тому моменту, когда по этим делам, во всяком случае по значительной их части, процедура реабилитации была произведена — гг.

Соответственно нет их и в публикуемых списках. Но дело даже не только в этом. Мы с уверенностью утверждаем, что процесс реабилитации, который в России недавно поспешили объявить практически завершенным, еще далеко не завершен.

Лакуны в деле реабилитации возникают в связи с политическими репрессиями Гражданской войны, с делами участников крестьянских волнений, периодом Отечественной войны, лагерным сопротивлением. Значительные лакуны предопределены и недостатками самого российского закона о реабилитации, в том числе нечеткостью, размытостью некоторых его формулировок. Однако едва ли не самым существенным является то, что сам факт реабилитации совершенно не означает автоматического попадания имени реабилитированного ни в Книгу памяти, ни в какую-либо общедоступную базу данных, ни в публикуемые в некоторых газетах перечни имен жертв репрессий.

Льготы жертвам репрессий

Глава Культ личности Сталина: болезнь или объективная особенность общества. Поздний СССР: официальный взгляд на репрессии.

Публикуемые списки несколько расширены по сравнению с диском, включавшим более 2 имен — добавлены биографические справки из Книги памяти Сахалинской области, а также 3-го тома Книги памяти Автономной Республики Крым, подготовительных материалов к очередным томам Книги памяти Краснодарского края, 3-го тома Книги памяти Республики Северная Осетия-Алания, 5-го тома Книги памяти Красноярского края, 2-го тома Книги памяти Новосибирской области, 5-го тома Книги памяти Свердловской области. Общее число добавленных имен — около 30 тысяч.

Мои родители этнические корейцы и были вывезены массово, с Приморского края в Среднюю Азию, имеют ли дети какую-нибудь льготу, как дети репрессированных родителей? Дети уже родившиеся в Средней Азии? Тех, кто остался в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей, необоснованно репрессированных по политическим мотивам, а также тех, чьих родителей расстреляли или они умерли в местах лишения свободы и были реабилитированы посмертно. Меры социальной поддержки предоставляются гражданам, подвергшимся политическим репрессиям, на основании справки о реабилитации, выданной гражданину на его имя. Из этого следует, что для обеспечения компенсации материального ущерба, во-первых, родители вашей тетушки должны были такую справку иметь, а во-вторых, она должны были родиться у них в период, когда они были репрессированы, и хлебнуть лиха.

Жертвам сталинских репрессий продолжают выплачивать компенсации. Куда обращаться?

О введении в действие настоящего Закона см. Действие Закона было частично приостановлено до 1 апреля года в соответствии с Указом Президента РК от Действие статьи 22 ; абзацев шестого, седьмого, восьмого, тринадцатого части первой статьи 24 было возобновлено в соответствии с Законом РК от 12 июля г. Верховный Совет Республики Казахстан принимает настоящий Закон , будучи исполнен решимости восстановить справедливость по отношению к людям, подвергшимся массовым политическим репрессиям, с целью реабилитации всех жертв этих репрессий, обеспечения максимально возможной в настоящее время компенсации причиненного им морального и материального ущерба. Раздел I. Статья 1. Под реабилитацией в настоящем Законе понимается признание лица в судебном либо ином установленном законом порядке жертвой политических репрессий или пострадавшим от политических репрессий, восстановление его нарушенных прав, возмещение причиненного морального или материального ущерба. В статью 2 внесены изменения в соответствии с Законом РК от 22 июля г. Статья 2.

Дети репрессированных

По разным данным жертвами политических репрессий в сталинские времена стало около тысяч человек. Урон был нанесён и семьям репрессированных — сиротами осталось много детей. В период реабилитации порядка тысяч граждан были признаны невиновными, хотя рассмотрено было почти миллион дел. Книга Памяти жертв политических репрессий содержит список граждан бывшего СССР, попавших под гонения. В ней представлены списки жертв политических репрессий по регионам России, Украины и других странам постсоветского пространства.

Быть корейцем отключены.

Другой пример. В июле года я был приглашен на совещание активов культурной автономии Приморского края в г. В зале воцарилась тишина.

Как Считается Поколение Репрессированных Корейцев

.

.

Как узнать побольше о репрессированных родственниках?

.

В июле года я был приглашен на совещание активов культурной И это вполне правомерно, так как оба слова в какой-то мере являются синонимами. год рождения и место жительства на момент репрессии ( республика, с по г. в эту категорию попадает от 5 до 5,5 миллионов человек.

.

Могут ли внуки получить компенсацию

.

.

.

.

.

.

Комментариев: 1
  1. Агафья

    Начальник кредит беспроцентный даёт перечисляет на карту, естественно возвращаем ему обратно в оговоренных срок. На расходники скидывает нам на карту. Матери помощь оказываю. Алименты, тоже по договорённости перевожу сумму сколько смогу, мой же ребёнок и теперь с этих средств тоже будут взымать налог , с которых уже взымали при получении зарплат.другого варианта нет , как отказ от карт и только наличка из рук в руки! Чем больше реформ, тем больше ненависти.пока ещё не всех коснулось, а коснется ,власти придёт конец и прихлебателям тоже. Никакая нацгвардия не спасёт, народ у нас веками воюет ,будет идея будут и действия.

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2018-2019 Юридическая консультация.